?

Log in

No account? Create an account

Журнал Александра Костюхина

Previous Entry Share Next Entry
Александр Белов-Поткин: "То, что в 2003 году декларировалось мной, стало государственной политикой"
akostyuhin


Тюремное заключение меняет человека. Изменился ли Поткин, а главное — его взгляды? По его словам, это произошло незадолго до того, как он оказался за решеткой. «Я осознал, что можно, конечно, воевать с системой, идти на баррикады, но из этого получается контрпродуктивная ситуация: честные люди, которые желают жить в правовом государстве и не желают войны и агрессии, превратились в изгоев и врагов. Их везде пытаются отжать, представить агентами Запада, преступниками», — говорит он с досадой. То, каким Поткин видел государство и представлял взаимодействие с ним, оказалось далеко от реальности.

Сейчас ему сложно судить о том, что происходило в мире и в России. «Я в течение длительного времени был лишен доступа к интернету, смотрел на мир только глазами РЕН-ТВ и Прокопенко. Поэтому я знаю: главная проблема сейчас — это рептилоиды, и, скорее всего, с ними связан Трамп», — шутит Поткин.

— Вы новости смотрели? Товарища Киселева в последнее время видели? — спрашивает корреспондент «Ленты.ру».

— Да, да… С ним, кстати, все в порядке? — с картинной обеспокоенностью задает вопрос националист.

— Не готов ручаться, лично не знаком.

— Очень нервозно выглядит, может, ему у психолога, психиатра понаблюдаться?

— Он постоянно муссирует тему мигрантов в Европе. Не кажется ли вам, что он, да и власть вообще, как-то переняли ваш нарратив?

— Наш нарратив по большей части подхватила вся страна. То, что в 2003 году декларировалось мной, стало государственной политикой, и мне становится страшно: неужели я исповедовал такие страшные взгляды? — говорит бывший лидер ДПНИ.

Поткин собирается продолжить беседу, но в это время открывается дверь 31-го кабинета, и ему вместе с адвокатом приходится удалиться на слушание очередного дела. Он предлагает продолжить беседу в более спокойной обстановке — в его квартире, где он сейчас находится под домашним арестом.

На пятом этаже без права переписки
Спальный район Орехово-Борисово. Обычный, немного обшарпанный панельный дом неподалеку от метро, в окружении новостроек. Во дворе пахнет масляной краской — человек 20 среднеазиатов в хозяйственных робах должны красить заборы, но большинство сидят на лавочках у подъездов и весело галдят.

Корреспондент «Ленты.ру» поднимается на пятый этаж и звонит в дверь. Открывает сам хозяин квартиры и после кратковременного поиска тапочек для гостя препровождает того на кухню, где готовит обед жена хозяина Ольга, а сын его Ставр ест макароны. Ольга кидает на корреспондента «Ленты.ру» настороженный взгляд, мальчик смотрит с испугом и интересом.

Пока Александр Поткин ищет чашку, чтобы напоить гостя свежим кофе, тот, стремясь прервать неловкое молчание, спрашивает его жену: «Каково было все это перенести?» Вопрос, конечно, не совсем уместный. «Нормально. Странно, а как еще можно?» — угрюмо отвечает она.

Поткин берет дело в свои руки:
— Когда мне дали семь с половиной лет, неизвестно было, как вся эта история закончится, — говорит он. — Я был настроен на то, что это вообще какой-то путь в один конец. И я ей сказал: слушай, никаких претензий, все твое, меня нет, вычеркивай из списка и так далее. А она посмотрела на меня и сказала: «Я тебе отдала столько лет моей жизни, и ты так просто решил от меня избавиться? Ничего не выйдет!»

А ведь, по словам Поткина, он видел ребят, которых бросали жены, когда им давали по восемь лет и более. Для некоторых это была ужасная трагедия. В его в камере человек фактически из-за этого погиб.

Как это может произойти в тюрьме, когда рядом сокамерники, охрана? В тот день Поткин был на суде, и за день до этого предупреждал начальника, что у этого человека не все в порядке со здоровьем. С ним поговорил психолог, но, видимо, недостаточно внимательно. В результате получилось так, что он остался один.

— Нас трое в камере сидело, и всех, кроме него, СК вывез на следственные действия по делу губернатора Республики Коми Вячеслава Гайзера, — рассказывает бывший лидер ДПНИ. — Этот человек контролировал у него ряд экономических проектов. Следствие, видя в нем кремень-парня, человека на первый взгляд мощного, красивого, а в реальности слабого, тяжело переживающего разлуку с семьей, пообещало ему, что если он подпишет досудебное соглашение и оговорит своих подельников, то они его выпустят. Его обманули, вот и все.

«Доедай быстрее», — торопит Ставра Ольга. «Да пусть посидит, ему же интересно», — говорит Поткин. Но вскоре мальчик встает и уходит. Жена Поткина ставит на стол помидоры, жареные перцы в кляре и тарелки с макаронами, а тот, наконец, садится за стол.

«Лента.ру»: Мы остановились в суде на том, что вы сейчас, смотря передачи федеральных каналов, думаете: неужели вы исповедовали такие страшные взгляды?

Поткин: В свое время Дмитрий Олегович Рогозин, когда мы в рамках Конгресса русских общин и партии «Великая Россия» в 2006-2008 годах достаточно тесно сотрудничали, как-то сказал: «Вы неправильно воспринимаете действующую власть как оппонента или даже врага. На самом деле это просто конкурент, который не хотел бы на этом поле видеть никаких других игроков». То есть все неконтролируемые персонажи должны быть зачищены, а патриотизм как государственная идея должен превалировать.

С одной стороны, все это здравые мысли, с другой — странно, что попытка избавиться от конкурентов была сделана не путем поглощения (если говорить языком бизнеса). Взять того же Демушкина и сказать ему: вот, Кадырову позволили строить Чечню по национальным чеченским законам, а ты займись Костромской областью. Мы уверены, что ты красть не будешь — патриот, честный, заодно и проверим тебя. А его отправили в лагерь. Ну глупость же какая-то. Что он плохого сделал — непонятно.

Его посадили за какую-то смешную вещь — на его странице во «ВКонтакте» обнаружили фотографию, на которой было зафиксировано массовое публичное разрешенное мероприятие, где один или несколько людей держали плакат с лозунгом, признанным экстремистским. Это перебор, извините.

Может, для перестраховки?

Для перестраховки? Нет, мне кажется, это, знаешь, как Левша в свое время бегал, генералам говорил, что англичане ружья кирпичом не чистят, а они ему: «А ну иди отсюда, сатана!» В итоге миллион жертв, бессмысленная бойня, хотя надо было всего лишь прекратить чистить ружья кирпичом. Не то чтобы нарезные стволы делать, хотя бы кирпичом не чистить, чтобы они не взрывались.

Поэтому здесь есть некоторый тупик, логическая ловушка. В 90-е годы на территории России действительно были всякие исламские и другие экстремистские организации, представлявшие угрозу стране. Их было много, действовали они жестко. [Для борьбы с ними] применялись некоторые законодательные ограничения, которые нельзя было сформулировать как направленные исключительно против исламистов, поэтому они формулировались широко — например, «борьба с неким экстремизмом». Четкого определения не было, туда все запихивали.

Потом пошли отчеты: сколько выявлено экстремистских преступлений. Ну, например, 200. Значит, надо усилить борьбу! Вопрос: как это сделать? Больше уголовных дел нужно, правильно? Все ведомства ужесточают борьбу, увеличивают количество привлеченных к уголовной ответственности. Следующее ежегодное собрание, отчет, пятое-десятое… «Обнаружен рост экстремизма и терроризма!» — «Да вы что! Я же вас просил усилить борьбу!» — «Хорошо, все поняли, есть, усилим!» В итоге с 2003 года в 40 раз выросло количество людей, осужденных за экстремизм. Это же бред.

Ну, вы раньше сказали о желании власти зачистить площадку для себя…

В каком-то смысле, может быть, это болезнь системы. Вообще, если анализировать постсоветское пространство — да и не только постсоветское, везде, где люди приходили на демократической волне к власти, а потом почему-то не хотели уходить, — везде реализуется примерно одна и та же схема действий. Но она контрпродуктивна, потому что смотрите: стоит задача легитимизировать, скажем, пожизненный срок главы государства, а по факту получается протитворечие конституции. Значит, надо изменить конституцию, какие-то придумывать нюансы…

Это глупость. В этом плане я сторонник категорической правды. Я считаю, что политика стоит уважать, когда он прежде всего не обманывает свой народ. Возьмем, к примеру, Берлускони. Все знают, что он бабник и все такое, и все равно за него голосуют, потому что он — именно такой человек. Не нужно обманывать, надо сказать: Россия (или Белоруссия — неважно) склонна к монархии, надо восстановить престол, дать посадить своего наследника…

Очень приятно, царь
А просто пожизненный правитель — разве не монарх?

Поверьте, в конце жизни он захочет, чтобы все досталось его сыну, как это сделал Алиев и как хотят сделать еще по крайней мере два персонажа на этом пространстве. Так вот, не надо обманывать свой народ. Если бы Алиев объявил себя ханом Азербайджана, было бы честнее. Не надо было бы нарушать закон.

Может быть, но современный западный мировой порядок вроде бы не предполагает абсолютных монархий…

Почему?

Как же, нам всегда говорят: мы живем в демократическом обществе, мы — больше Европа, чем Азия.

И в Европе в том числе сейчас существуют монархические государства. Роль королей в них кажется небольшой, но на самом деле она может быть ключевой — как, например, в Англии или Норвегии.

В Великобритании монарх играет большую роль в политической жизни страны?

Безусловно. Королевская семья Великобритании является объединяющим символом для всего Британского содружества. По конституции ей подчиняется военный флот, МИ5 и многие другие структуры.

Когда они в последний раз этим правом пользовались?

Я полагаю, что они этим правом пользуются постоянно. В том числе это связано с многочисленными скандалами внутри британского дома.

То есть это просто не декларируется?

Да, конечно.

То же самое можно сказать и об испанской монархии, и об остальных?

Испанская монархия… Возьмем, к примеру, Каталонию. Казалось бы, если нет монархии, какая им разница?

Страна должна быть единой и неделимой, государство никогда не хочет уменьшаться.

Это миф. Реальный пример — Великобритания: она спокойно, стараниями Черчилля, отпустила абсолютно ненужные территории, которые наносили ущерб экономике страны и создавали проблемы. Зачем они были нужны?

Так что, Каталония хочет отделиться от Испании только потому, что в Испании есть монарх?

Я думаю, это определенный стереотип поведения. На самом деле даже Каталония могла получить внутри Испании больше прав, чем она имеет сейчас, в соответствии с ее вкладом в экономику страны.

Она и так достаточно автономна.

700 лет они хотят большего. Их испанцы тогда обманули.

Конечно, они хотят стать отдельным государством.

Я считаю, что право народов на самоопределение гарантировано международными соглашениями, и желательно ему не препятствовать. Тем более что тенденция такова.

У нас очень большая страна. Может быть, ей не помешала бы реальная федерализация — не на бумаге, а на деле?

Здесь вообще встает вопрос самоуправления на местах. Россия от Украины чем отличается? Мне непонятно. Миф о многонациональности России — это миф.

Дело не в национальностях. Большой территорией всегда очень сложно управлять, если нет центра. А если есть центр, то все стремится к нему.

У США что, маленькая территория?

В США 50 штатов.

И что, маленькая территория?

Каждый штат управляется своим губернатором, в каждом штате свое законодательство (помимо федерального), границы…

Согласитесь, если говорить о США, то это одно из самых мощных государств мира, и его территориальной целостности никакой сепаратизм не угрожает, а уровень полномочий штатов очень большой.

Я и говорю именно о такой федерализации.

Если это можно назвать федерализацией, то, конечно, да, какие могут быть вопросы!

Только у нас-то все решения принимает центр, перед центром все региональное начальство отчитывается, оно не независимо.

Ну, мои мысли насчет государственного устройства будут еще шесть лет неактуальны.

Ладно, если вы хотите монархию...

Я не говорю, что хочу монарха. Я просто говорю, что по факту президент сейчас исполняет роль, очень близкую к монарху. Зачем кого-то обманывать? Я хочу правды, не более того.

Как же так! Если он объявит себя императором или королем, это вызовет много вопросов у международного сообщества…

Какие тут вопросы, какое международное сообщество? Что тут придумывать, зачем изобретать велосипед?

Так что ж они тогда монархию не объявляют?

Духа не хватает чуть-чуть.

А чего боятся?

Не знаю. Самих себя. Большинство людей, школьников, которых сажают за экстремизм, они что — угрозу для кого-то представляют? Это смешно. Зачем же их сажают? А ведь это государственная угроза номер один.

Вы серьезно думаете, что решения о том, что надо сажать школьников, принимаются на самом верху?

Наверное, там не оговаривается, какого школьника конкретно посадить, но о том, что нужно предотвратить влияние на них таких персонажей, как Навальный, декларировано же на самом верху, правильно? Это глупость, но тем не менее декларировано. Как, по-вашему, на практике должен применяться «контроль за школьниками»? Что надо делать?

Должна быть интерпретация на местах.

Никакая не интерпретация. Главный смысл этого посыла: контролируйте школьников. Вдруг они куда-то не туда заходят, не на тот сайт.

Кстати, если говорить о Навальном, как вы сейчас к нему относитесь?

Мое отношение к нему не могло измениться за это время. Я знаю его и считаю если не близким, то все-таки другом. Так и отношусь. Я ему должен 50 тысяч рублей, которые он мне как-то в 2008 году давал на поездку в Осетию. Все время забываю отдать.

Сколько, по-вашему, может продолжаться статус-кво, сложившийся в нашей стране сейчас?

Когда высокообразованные люди из первой волны эмиграции уезжали в Париж, они думали, что скоро вернутся. И не вернулись никогда. Бессмысленно говорить: завтра, послезавтра все развалится… Все может быть как угодно. Когда кто-то говорит о пробитом днище экономики, вы даже не представляете, что все может быть гораздо хуже. Мимикрировать в сторону таких правителей, как Эмомали Рахмон или Туркмен-баши или Назарбаев (при всем уважении к Нурсултану Абишевичу) — все может к этому прийти. В Казахстане, ближайшем союзнике России, как надо к первому президенту обращаться? Елбасы. Может, у нас тоже будет «великий вождь и учитель всех народов, президент Российской Федерации».

У нас есть первый президент России, которого второй очень уважает.

А это будет самый второй. Зачем, например, в Казахстане есть закон, согласно которому нельзя интересоваться счетами первых лиц государства и привлекать их к уголовной ответственности? Зачем Назарбаев издавал этот закон? Можно ли представить, что кто-то будет приставать к его семье, пока он президент? Нет, конечно. Можно ли себе представить, что если его не будет, этот закон кому-то станет преградой? Тоже нет.

Так зачем он нужен?

Я думаю, что это какая-то попытка найти эликсир бессмертия.

Грубо говоря, оберег такой?

Ну да, пирамиду построить, придумать, что если забальзамируют правильно, то ты будешь жить вечно.

Источник: https://lenta.ru/articles/2018/04/19/potkin/



promo akostyuhin november 1, 2014 17:56 31
Buy for 10 000 tokens
Вчера, 31 октября, в Боровичи приезжала делегация прокурорских работников. Возглавлял делегацию заместитель прокурора Новгородской области старший советник Константин Сомов. Заявленная цель визита – улучшение взаимодействия предпринимателей и прокуратуры. Константин Сомов старательно…