Журнал Александра Костюхина

Previous Entry Share Next Entry
Эмиль Мартиросян: семь причин роста теневого сектора экономики
akostyuhin


Предпринимателей и наемных работников толкают в тень разные причины: недоверие к государству, неуверенность в будущем, нежелание делиться доходом и даже нехватка амбиций
На этой неделе были опубликованы результаты опроса «Динамика «теневой» занятости работников», проведенного в июне 2017 года Центром социально-политического мониторинга Института общественных наук РАНХиГС. Согласно результатам исследования, доля российских граждан, вовлеченных тем или иным образом в некриминальный теневой рынок труда, составляет 44,8% от общего количества занятого населения. В 2016 году этот показатель составлял 40,3%.

Рост доли трудящихся в теневой зоне, по моему мнению, обусловлен рядом причин, на которые нужно обратить особое внимание. Я бы выделил семь основных.

1. Традиционное понимание российским бизнесом налога как расхода. Российские предприниматели не оформляют сотрудников в штат, так как не желают платить налоги в бюджет, воспринимая их исключительно в качестве расходов бизнеса. Это в корне неправильно. Налоги — это отчисления, от которых сам бизнес впоследствии может получать отдачу в виде возможности пользования социальной сферой, инфраструктурными проектами, субсидиями и многим другим. Проблема в том, что бизнесу нужна информация о том, каким способом и на какие проекты государство расходует налоговые сборы и как конкретный бизнес может воспользоваться результатами инвестирования государством налоговых отчислений. Я думаю, что если мы получим картину: а) полной прозрачности государства, б) осведомленности бизнеса о «налоговых инвестициях», — то со временем трансформируется и отношение бизнеса к налогам. Они станут восприниматься не как невозмещаемые расходы, а как добротные инвестиции, которыми бизнес может пользоваться впоследствии. И это не просто теория, а практика современных развитых экономик.

2. Краткосрочный характер самого бизнеса. Людей не берут в штат, так как очень многие компании просто не видят себя через два-три года в бизнесе. Такая модель предполагает достижение бизнесом краткосрочного эффекта — положительного денежного потока, а дальше работает принцип «трава не расти». Причем это не компании-однодневки, с которыми приходится государству часто сталкиваться, это реальные бизнес-структуры, просто не планирующие своего долгого существования. Сотрудников не оформляют, платят в конвертах, объясняя тем, что будущего у компании нет, есть конкретная задача, или сделка, или проект, после завершения которого все расходятся. Очень часто сотрудники соглашаются и идут работать в такие структуры по причинам отсутствия альтернатив и очень часто высокого дохода, пусть даже краткосрочного.

3. Неуверенность бизнеса в собственной стратегии. Да, многие предприниматели создают долгосрочные бизнес-модели, однако они не уверены, насколько успешно сложатся продажи и развитие. В таком случае они прибегают либо к аутстаффингу, либо к сотрудникам на договоре ГПХ (гражданско-правового характера), либо просто никак не оформляют сотрудников. Так проще. Данные меры снижают расходы бизнеса, особенно в первый период вывода компании на рынок. Хроническая и историческая боязнь российским бизнесом убытков — причина всему этому. Уже в первый месяц бизнес ждет прибылей. Вот и сокращаются затраты преимущественно за счет персонала.

4. Нежелание бизнеса находиться со своими сотрудниками в официальном законодательном поле. Это очень важная причина «серого» трудоустройства. Гораздо проще увольнять, штрафовать и принимать решения о сокращении сотрудников, не имея перед ними никаких обязательств. Все дело в том, что степень осведомленности персонала о своих правах постепенно растет, уровень грамотности и требовательности — тоже, при этом очень часто сотрудники переходят на режим «ты мне — я тебе», дозируя производительность в строгом соответствии с собственным пониманием справедливости оценки стоимости своего труда. Это приводит к конфликтам, в которых работодатель, а потому и бизнес, часто терпит поражение и несет расходы, особенно если дело доходит до суда. Потому, во избежание всего этого, бизнес решает не связывать себя формальными узами с работниками и не иметь никаких обязательств. Скорость решений в отношении сотрудников становится очень быстрой, а процедура очень простой, иначе говоря, уволить можно за час. К большому сожалению, данное явление встречается очень часто.

5. Феномен корпоративного предпринимательства. Очень распространенной сегодня является ситуация, когда авторами изобретений, технологий, инноваций оказываются рядовые сотрудники компании. Корпоративное предпринимательство предполагает, что результатами интеллектуального труда сотрудника владеют и сотрудник, и та организация, в которой он работает. Однако, если сотрудник не оформлен, но источает креативные идеи и предложения, доказать свое авторство он не сможет. Поэтому сейчас очень часто встречаются недобросовестные предприниматели, которые умышленно не оформляют отношения с креативными сотрудниками, дабы присвоить себе их изобретения и все возможные новации. Таким образом, претензии сотрудников на результаты своего труда оказываются необоснованными, а сама компания получает готовый результат без обязательств.

6. Личное нежелание самих сотрудников оформляться в штат или желание работать по схеме «серого» совместительства. Иными словами, это картина, когда человек официально трудоустроен в белой компании, однако оказывает сторонние услуги другим организациям. С одной стороны, человек не ставит в известность своего работодателя, с другой — получает вознаграждение, не облагаемое налогом. Как показывают множество исследований в современной российской бизнес-практике, большинство компаний негативно, вплоть до увольнения, воспринимают новость о вторичном или третичном трудоустройстве своего сотрудника. Сегодня, по моим оценкам, около 10–15% людей, официально трудоустроенных, оказывают свои услуги также на стороне и лишь единицы делают это в форме ИП или оформив договор гражданско-правового характера. Разумеется, такую статистику очень трудно вести, так как личные договоренности сотрудника и стороннего работодателя держатся в режиме конфиденциальности.

7. Нежелание самих предпринимателей создавать ИП и входить в разряд самозанятых с официальным оформлением. Размер таких ИП настолько микроскопический — скажем, 200–400 тыс. руб. в год оборота по выручке, — что связанные с таким оборотом формальности по регистрации ИП или юридического лица, оформлению себя в штат, ведению бухгалтерии и т.д. введут фирму в убыток. Я называю таких предпринимателей «ниже травы, тише воды» — они не заметны рынку, государственным органам, но при этом генерируют обороты на названных уровнях. Нецелесообразность для таких предпринимателей выходить в белую зону продиктована собственным потолком доходности и нежеланием развития, которые они сами себе устанавливают, ограничиваясь и довольствуясь тем, что имеют.

Источник: http://www.rbc.ru/opinions/economics/25/08/2017/59a0330f9a79476d7254176e?from=center_3



Recent Posts from This Journal


promo akostyuhin november 1, 2014 17:56 31
Buy for 10 000 tokens
Вчера, 31 октября, в Боровичи приезжала делегация прокурорских работников. Возглавлял делегацию заместитель прокурора Новгородской области старший советник Константин Сомов. Заявленная цель визита – улучшение взаимодействия предпринимателей и прокуратуры. Константин Сомов старательно…

  • 1
Самую главную причину забыли:) Это конкуренция с крупным капиталом. Мелкий капитал такую конкурентную борьбу (на "равных") заведомо проигрывает, а значить может выдержать конкуренцию только выйдя за рамки законов. Иначе, неизбежно разорится и обанкротится.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account