Журнал Александра Костюхина

Previous Entry Share Next Entry
Алексей Кудрин: "Выборы президента в 2018 году откроют возможности для структурных реформ в России"
akostyuhin


Влияние санкций заметно, но совсем не катастрофично. Даже в условиях санкций мы видим экономический цикл - в этом году будет рост экономики. Если в первый год, когда были введены финансовые санкции, в среднем влияние за год давало около 1,0 процента недополученного роста, то сегодня этот показатель составляет примерно 0,5 процента.

Влияют не только формальные, но и неформальные санкции: сокращается сотрудничество с российскими компаниями, им становится сложнее получить иностранные кредиты. Часть иностранных граждан ушла из российских компаний, особенно из государственных, из-за боязни за свою репутацию и нежелания подвергаться потом критике у себя в стране. Знаю много таких специалистов.

Я вижу влияние санкций в перспективе - России будет сложнее выходить на внешние рынки, сложнее получать новые ниши на мировых рынках в условиях, когда есть политическое недоверие между государствами.


Обсуждающееся ужесточение санкций в текущем режиме сильно не повлияет на экономику - нет серьезных изменений по сравнению с действующим вариантом. Но существовавшая надежда на их отмену в ближайшие годы сейчас уменьшилась. Если президент США мог отказаться от каких-то санкций, пойти на их ослабление, то получать разрешение в Конгрессе будет сложнее. И мы, скорее, попадаем в историю со старой поправкой Джексона-Вэника - даже когда все условия уже давно изменились, ее никак не могли отменить.

Тем не менее, думаю, что даже независимо от временных дополнительных ухудшений, мы все равно в ближайшие год-два вернемся к улучшению отношений.

В условиях сохранения санкций положительный рост будет некоторое время. Но он будет настолько небольшим - не больше 2,0 процентов, которых недостаточно для того, чтобы Россия вернулась в число ведущих экономических держав.

Проведение комплексных решительных реформ может обеспечить рост в 3-4 процента ВВП даже при сохранении санкций. На это нацелен проект нашей стратегии. Однако должна быть уверенность, что санкции не будут усиливаться и в перспективе станут снижаться. В обратном случае поведение инвесторов, в первую очередь российских, будет более осторожным, нужного эффекта мы не получим и не выйдем на запланированный рост. Это в свою очередь будет означать очень медленный рост уровня жизни, снижение роли России в мире, уменьшение ее конкурентоспособности в то время как другие страны будут быстрее наращивать свои возможности.

Экономические условия для того, чтобы Россия интегрировалась в мировую экономику, получала доступ на мировые рынки, получала достаточный объем новых технологий, конечно, ухудшились. Это зачастую демотивирует. Факторов для роста стало меньше. Как это было в предыдущие годы, в ближайшие 6-7 лет мы можем не заметить ухудшения в области производительности и развития технологий. Но в конечном итоге, поскольку другие будут расти быстрее, мы это увидим, но уже трудно будет что-то изменить.

РЕФОРМЫ

Если Россия начнет проводить структурные реформы, она существенно смягчит влияние санкций. Если этих структурных реформ не будет, влияние санкций будет более чувствительно.

Я вижу, что общая поддержка, политический фон не благоприятствуют пока серьезным реформам. Может быть, это связано с предвыборным периодом, но сегодня популистских идей больше, чем связанных с реформами. После выборов легче проводить реформы, потому что есть мандат доверия и до следующих выборов еще много времени. Открывается то самое окно возможностей. Насколько президент его использует - мы не знаем. После предыдущих выборов такое окно не было использовано для реформ.

Однако я вижу, что интерес к реформам и предложениям, направленным на ускорение роста экономики, возрос. Даже соперничество в разработке стратегий и программ (программа Максима Орешкина, ЦСР, Столыпинский клуб) тоже об этом говорит.

У меня есть надежда на то, что наши идеи, изложенные в стратегии, будут поддержаны. В терминах уверенности и гарантий говорить не могу.

СТРАТЕГИЯ

Поскольку это стратегия президента, я не могу раскрывать детали. Мы свои предложения передали в полном виде. Президент поручил рассмотреть их, и в настоящее время идет процесс обсуждения в администрации президента. В основном работа пока идет с министерствами, но президент периодически также высказывает свои оценки или просит посмотреть на какие-то вопросы под другим ракурсом, что-то добавить. Конечно, какие-то предложения мы по итогам скорректируем.

Думаю, работа будет идти до самого дня выборов. Сама стратегия будет обнародована в каком-то виде после выборов, как было в прошлый раз с майскими указами президента. Формат документа пока неизвестен. Сейчас мы на ранней стадии.

ГОСУПРАВЛЕНИЕ

В нашей стратегии мы очень большое внимание уделяем системе госуправления, системе принятия решений, их исполнения, отчетности, ответственности за эти решения. В словах, решениях президента очень много правильных вещей, но зачастую они не исполняются. У нас неэффективно работает госаппарат. Если бы некоторые декларации исполнялись, то доверия было бы значительно больше и такого рода шаги всегда были бы результативными.

Думаю, что большую часть кадров не надо менять, они будут подстраиваться под те цели и задачи, KPI, которые им установят. Когда ориентиры не устанавливают и за это не спрашивают, люди и не исполняют. Сама система должна измениться, тогда большинство перестроится.

В то же время вижу проблему в том, что нужны специалисты с большей компетентностью, с более современным мышлением и навыками. Частично ротация будет происходить. И такие предложения у нас есть - по подготовке кадрового резерва, по отбору людей.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕФОРМЫ

Я бы выделил две части. Первое - все, что связано с реформированием госуправления, повышением прозрачности. Это тоже часть политической реформы. Нужно сделать более комфортной для населения и более эффективной работу правоохранительных органов. Силовой аппарат должен очень аккуратно работать и находиться под общественным контролем. Политическая система нужна, чтобы какая-то часть общества не получала преимущества и не использовала государственную машину в своих целях.

Вторая часть связана с выборностью партий, губернаторов. Мы это не пишем в наших предложениях, но моя точка зрения заключается в том, что фильтры для выборов губернаторов избыточны, чрезмерны. Они не позволяют всем достойным кандидатам выдвинуться, а это существенно снижает эффективность выборов. Поэтому я хотел бы, чтобы это было исправлено.

Кроме того, вижу проблему в том, что у нас очень много государственных СМИ. Это всегда приводит к тому, что в отношении государства, правительства, чиновников более комплиментарная и менее объективная позиция, иногда вовсе необъективная. В СМИ сегодня недостаточно конкуренции и свободы слова для открытого обсуждения вопросов экономики, недостатков и неудач.

БЮДЖЕТНОЕ ПРАВИЛО

Наше предложение увеличить расходы на образование, здравоохранение и инфраструктуру за счет смягчения бюджетного правила и увеличения дефицита на 0,5 процента ВВП при расширении программы приватизации пока не поддержано. Но альтернативы нет. Думаю, что пока нет окончательной стратегии и целый ряд ее аспектов не учтены, недостаток таких решений не настолько очевиден. Но через год-два это станет очевиднее. Мы готовим предложения, которые должны заработать не сегодня или завтра. Но в течение двух-трех лет наша правота будет подтверждаться и многие решения будут корректироваться.

Уровень заимствований на сегодняшний день достаточный. Серьезно наращивать заимствования по сравнению с тем, что будет в этом году, было бы неправильно.

ПЕНСИОННЫЙ ВОЗРАСТ

Считаю, что социальные расходы сокращать не нужно, пока не будет повышения пенсионного возраста. Повышение пенсионного возраста автоматически приведет к сокращению некоторых социальных расходов, потому что потребуется меньше дотаций Пенсионному фонду. Мы предлагаем с 2019 года повышать пенсионный возраст по полгода в год до 63 лет для женщин и до 65 лет - для мужчин.

МАЙСКИЕ УКАЗЫ

Минфин сейчас принимает решения о помощи регионам, которые имеют среднесрочный характер. На несколько лет это решит проблему нагрузки на регионы, которые испытывают трудности в связи с большими расходами из-за майских указов. Что делать дальше, пока не решено. С другой стороны, если экономический рост повысится, то тогда и доходы у субъектов вырастут. Поэтому сегодня основная проблема в том, как добиться долгосрочного устойчивого роста.

Мы считаем, что нужно 5-6 лет, чтобы выйти на устойчивые темпы роста выше среднемировых. Года за три можем выйти на 3 процента, но чтобы добиться больших результатов - от 3 до 4 процентов, требуется больше времени. За последние десять лет экономика России росла в среднем на 1 процент. Это сверхнизкий показатель.

ГОСУДАРСТВО В ЭКОНОМИКЕ

Мы в своих предложениях говорим о том, что роль частного сектора, частных инвестиций недостаточна, а государственное участие избыточно. Это не дает того роста производительности, который нужен сегодня российской экономике. Мы хотим, чтобы государство ушло и дало больше простора частной инициативе, частной мотивации. Меньше компаний должны рассчитывать на государственную поддержку - административную или финансовую. Нам не хватает частного сектора как драйвера экономического роста.

В некоторых исключительных случаях, где крупные госкомпании имеют стратегическое или чувствительное для поведения населения значение, например, в финансовой или газовой сфере, выход государства нужно отложить или сделать более постепенным. В остальных случаях это можно делать быстрее. В нефтяной отрасли, считаю, что поэтапно, в течение 6-10 лет, нужно выйти. Какую-то часть Сбербанка в обозримом периоде 6-10 лет также можно было бы продать.

ДОХОДЫ

Думаю, что цены на нефть в ближайшие годы будут находиться в коридоре между $40 и $60 за баррель, ближе к $50. Доходы бюджетной системы будут медленно снижаться в силу того, что нефтегазовый сектор будет расти медленнее, чем остальные сектора. Его доля в ВВП будет уменьшаться, и налоги в процентах к ВВП будут сокращаться.

У России очень много резервов по доходам. Большая теневая экономика. Но я здесь вижу, скорее, меры не репрессивного характера, а необходимость создания благоприятных условий и климата. Когда компании хотят расти, они хотят легально показывать прибыль, что влияет на капитализацию бизнеса, на желание продать бизнес. Теневой бизнес сложнее продать. И когда вы создаете благоприятную атмосферу для роста, доверия рынку, то появляется желание бизнес легализовать. Сегодня в связи с большой неопределенностью теневой сектор не уменьшается.

Вторая часть - мы пока еще неэффективно работаем с земельными и имущественными налогами. У нас полно неучтенных или недооцененных для налогообложения объектов. Это большой ресурс в регионах.

У нас много льгот, которые приводят не к росту экономики, а, скорее, к созданию разных условий для бизнеса, уменьшают нейтральность налогов. Тем самым уменьшаются стимулы для нового бизнеса. Если одному дают льготы, а другому не дают, то очень трудно участвовать в равной конкурентной борьбе. Бесконечное расширение свободных зон, территорий опережающего развития при определенной концентрации такого рода норм, скорее, будет работать в минус.

Нужно завершить налоговый маневр в нефтяной отрасли - полностью отказаться от экспортных пошлин и перенести часть нагрузки на внутренние налоги для нефтяников и газовиков. Это тоже даст дополнительные доходы в бюджет - от 0,3 до 0,9 процента ВВП ежегодно.

ОТНОШЕНИЯ С США

После политической компании, связанной с Трампом и его связями с РФ, российские контакты для высокопоставленных иностранных деятелей являются токсичными. Это всегда создает неблагоприятный фон для экономического сотрудничества.

Сразу после американских выборов я говорил, что в США работает система сдержек и противовесов, и поэтому серьезных принципиальных изменений не произойдет. Сейчас мы в этом только убедились. Мы пока не видим улучшений, и при Трампе отношения могут даже ухудшиться.

В Кремле есть надежда на новые правила игры. Кремль считает, что старые правила игры не были равноправными, что некоторые международные правила кто-то выполнял лучше, а кто-то хуже, и что США относится к тем, кто эти правила выполнял хуже. Позицию Кремля я вижу в том, что правила должны быть едиными для всех.

ПРОТЕСТЫ

Количество экономических протестов, очевидно, увеличилось. Последние три года были годами падения экономики и снижения жизненного уровня населения. Конечно, это создает почву для экономических протестов. Стало больше проблемных предприятий, больше банков ликвидировано, много увольнений.

Тем не менее, пока доверие к главе государства высокое. К тому же, возобновление роста доходов населения должно снизить градус недовольства.

Источник: https://akudrin.ru/news/vybory-prezidenta-v-2018-godu-otkroyut-vozmozhnosti-dlya-strukturnyh-reform-v-rossii-intervyu-agentstvu-reyters



Recent Posts from This Journal


promo akostyuhin november 1, 2014 17:56 32
Buy for 10 000 tokens
Вчера, 31 октября, в Боровичи приезжала делегация прокурорских работников. Возглавлял делегацию заместитель прокурора Новгородской области старший советник Константин Сомов. Заявленная цель визита – улучшение взаимодействия предпринимателей и прокуратуры. Константин Сомов старательно…

?

Log in

No account? Create an account