Журнал Александра Костюхина

Previous Entry Share Next Entry
Судьба диссидента Булёва: Бегство в Китай к Мао, и обратно
akostyuhin

Фото: Анатолий Булёв

Диссиденту-троцкисту Анатолию Булёву единственному удалось сбежать из Казанской спецписхушки. Оттуда он в 1963 году направился к советско-китайской границе и перешёл её. В Китае он предложил властям создать коммунистические отряды для революции в СССР. Маоисты не поняли его и выдали КГБ. Булёва приговорили к расстрелу, но заменили казнь на 15 лет тюрьмы. В заключении он переосмыслил свою борьбу. Булёв вышел по горбачёвской амнистии, и стал одним из первых создателей монархических партий в СССР.

В Советском Союзе преобладали диссиденты нелиберальной идеологии — последние составляли не более 20% несогласных. В числе первых были националисты, монархисты, разного рода несоветские левые, верующие (включая сектантов), космоэнергетики, йоги и пр. Однако, после краха СССР в историю сопротивлению внесли в основном либеральных диссидентов. Блог Толкователя восполняет этот исторический пробел, и продолжает рассказ о несогласных других течений.

Анатолий Булёв родился в 1925 году в семье красного комполка. В 1938 году его отец был арестован и расстрелян как «враг народа». Булёв вспоминал, что именно эта трагедия заставила его пересмотреть отношение к советской власти. В 1942 году он попадает в психбольницу, эта госпитализация спасла его от фронта. Булёв рассказывал, что он симулировал болезнь. Путь в вуз ему был закрыт, и он выучился на переплётчика книг.


В 1952 году он выходит на одиночный пикет перед Смольным в Ленинграде. На его плакате было написано «За коммунистические убеждения и отстаивание их партийными руководителями». Булёв был осуждён на 5 лет ГУЛАГа, на следствии он не скрывал, что придерживается троцкистских взглядов.

Из лагеря он выходит по амнистии в 1954-м. На воле он прожил недолго: его вновь арестовали в 1958 году, и снова за антисоветскую деятельность. Из лагеря он вышел в 1961-м.

Третий раз он попал под следствие в 1963-м. Ему грозило 10 лет, но Булёва, вспомнив о его диагнозе, помещают в печально известную Казанскую психбольницу. Булёв вспоминал: «В 1963 г. Коммунистическая партия Китая впервые открыто заявила об измене КПСС делу революции, о её ренегатстве. Я решил использовать непримиримый конфликт между коммунистами в интересах и ради освобождения моего народа из-под власти КПСС».

В том же году Булёв сбегает из Казанской спец-психбольницы (он стал первым и последним человеком, кому удалось это сделать). Без денег и документов он на товарных поездах умудрился добраться в Забайкалье, а там — сумел перейти советско-китайскую границу. В ктябре 1963 года его привозят в Пекин, где он общается с представителями китайского партийного руководства о перспективах возможного «сотрудничества».

Газета «Монархист» в начале 90-х описывала пребывание Булёва в Китае: «Вместо сытых, свободных и благоденствующих людей он увидел постоянно голодающих полурабов. Вместо счастливого населения, самоуправляющегося с помощью органов народной власти, он встретил жесточайшую коммунистическую диктатуру, подавляющую любые признаки свободомыслия. Вместо обсуждения планов освобождения народов России от власти ренегатов из КПСС, Булеву предложили поработать на китайские органы госбезопасности. «Моя спекулятивная игра, моя попытка использовать вражду двух коммунистических толков на пользу моему народу — не увенчалась успехом», — вспоминал он. В итоге он отказался подписать официальное прошение о предоставлении политического убежища, и был выдан советской стороне, после чего получил свой третий срок».

Позднее Булёв раскрыл, на каких условиях китайское руководство оставляло его в стране:

«Меня хотели внедрить среду потенциальных агентов Кремля — казаков-семёновцев, живущих в Маньчжурии! Им был очень нужен свой человек, который мог бы контролировать их изнутри! Мне предлагаля взять эту роль на себя. Я отказался. Я решил бороться против советской холеры с помощью китайской чумы; хотел позвать на битву с кремлёвским сатаной пекинского дьявола. Я прогадал».

Тем не менее, сам Булёв оценивал результаты своего «китайского проекта» положительно: «Спасибо Китаю — он вправил мне мозги. В КНР 1963 года я воочию увидел наши 1930-е».

Булёва в СССР приговаривают к смертной казни. Но снова помог его диагноз: расстрел ему заменяют 15-летним сроком.

В 1978 году Булёв выходит из тюрьмы. В неволе он переосмыслил свои коммунистические идеи, и из троцкиста превратился в христианского демократа. В течение следующего года он ездит по нескольким нечерноземным областям России, пытаясь сколотить антисоветское, православное подполье. В 1979 году его снова арестовывают, дают 10 лет.

На свободу он вышел по горбачёвской амнистии на год раньше окончания срока, в 1988-м. На зоне его взгляды вновь претерпевают изменения. Теперь Булёв — монархист.

В 1989 году Булёв становится одним из основателей Общественной комиссии по исследованию предполагаемых останков Императора Николая II и его семьи. Тогда же сотрудники самиздатовского журнала «Российские ведомости» во главе с Булёвым первыми обратились к главе Российского императорского дома Великому князю Владимиру Кирилловичу как к законному русскому царю.

Булёв в 1990 году написал труд, почему постсоветской России необходима монархия. в нём, в частности, говорилось: «Служилое сословие необходимо предохранить от выродившихся до паразитизма и прямого тунеядства субъектов. Восстановленной монархии нужны элитарные сословия, привилегированный средний класс — с гарантированной стабильностью общественного положения людей в нем. Народу, обществу, государству необходим офицерский корпус — новое дворянство. Заслуги и беспорочная служба вознаграждаются личным дворянством, а для тех, кто уже имеет его — потомственным. Предотвращение социальной энтропии требует недопущения наследования личного дворянства, в наследовании же потомственного влечет приобретение прав на порядок ниже, т.е. ниже служилого».

Булёв был уверен, что первые 150-200 высших лиц (все министры, главы губерний, ректоры ведущих вузов и т.п.) в такой монархической России должны были быть «лицами несоветского происхождения»: т.е. потомками русских белых эмигрантов и даже иностранцами. Только «через поколение, 20-25 лет, к этим должностям можно подпускать тех, кому на 1991 года было меньше 18 лет».

Скончался Анатолий Булёв 14 апреля 1992 года в Москве.

Источник: http://ttolk.ru/2017/04/10/%D0%B4%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%82-%D1%82%D1%80%D0%BE%D1%86%D0%BA%D0%B8%D1%81%D1%82-%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B8%D1%81%D1%82-%D0%B1%D1%83%D0%BB%D1%91%D0%B2-%D0%B1/



Recent Posts from This Journal


promo akostyuhin november 1, 2014 17:56 30
Buy for 10 000 tokens
Вчера, 31 октября, в Боровичи приезжала делегация прокурорских работников. Возглавлял делегацию заместитель прокурора Новгородской области старший советник Константин Сомов. Заявленная цель визита – улучшение взаимодействия предпринимателей и прокуратуры. Константин Сомов старательно…

  • 1
обычный шизофреник

  • 1
?

Log in

No account? Create an account